Педагоги-психологи:

Юшина Н.В.
Куприянова И.И.
Сивухина Т.И.

Приемы контроля словесной агрессии детей

Сегодня педагоги, психологи все чаще говорят о речевой агрессии — явлении, затронувшем многие сферы жизнедеятельности современного общества. Если раньше воспитателя тревожили в большей степени физические проявления детской агрессии (дерется, толкается, кусается), то в последнее время особую тревогу вызывает агрессия слова (ругается, дерзит, огрызается, пререкается). Грубый, неуправляемый, настырный, агрессивный — такие нелестные эпитеты часто встречаются в описаниях речевого поведения современных дошкольников.

Речевую агрессию в самом общем виде можно определить как грубое, оскорбительное, обидное общение.

Необходимо различать агрессивное речевое поведение — ситуативные вспышки грубости («дразнилки», «обзывательства», «визг», «нытье», «бурчание» и т.п.) и агрессивность — как общую склонность к проявлению агрессии, в том числе вербальной, которая постепенно становится устойчивой личностной чертой.

Как показывают наблюдения за речью детей, большинство из них еще в дошкольном возрасте демонстрируют очевидную склонность к речевой агрессии. Так, уже четырехмесячный ребенок, если ему не давать некоторое время шевелить руками, реагирует криком и гневной мимикой. Средние и старшие дошкольники активно проявляют словесную агрессию, унижая, оскорбляя, запугивая, высмеивая друг друга, ссорясь и «выясняя отношения» на повышенных тонах.

Существуют реальные ситуации, демонстрирующие речевую агрессию детей — по причине элементарного неумения цивилизованно, корректно, необидно выражать свои отрицательные эмоции. Так, пятилетний мальчик неудачно бросает мяч — он попадает в лужу. «Дурак что ли?!» — презрительно замечает его товарищ по игре. Незамедлительный риторический вопрос мамы «Разве можно так ругаться?!» натыкается на недоуменное: «А что, скажешь, умный?». Вполне очевидно, что механическое одергивание («Так нельзя!», «Что говоришь!»), которым преимущественно ограничивается взрослый, лишь усугубляет ситуацию, демонстрируя бессилие взрослого и явную неэффективность подобного воздействия.

Достаточно часто мы склонны недооценивать положительные стороны деятельности ребенка, неоправданно обобщая его проступки («вечно ты...!»; «Ты всегда...!»).

Возникает «замкнутый круг»: добиваясь послушания, мы неосознанно провоцируем детей на ответную речевую агрессию — протест, грубый отказ, желание сделать или сказать «назло».

По данным психологических исследований, 29 % всех агрессивных актов детей от 3 до 9 лет составляют ответные реакции на агрессию противоположной стороны.

Стараться избегать обидных высказываний в собственной речи и овладеть умением правильно реагировать на грубость собеседника, не провоцировать его на обидное общение — посильная задача для цивилизованного человека.

Приемы контроля над агрессией слова — это способы ре­чевого воздействия и эффективного реагирования в конкрет­ных ситуациях. Рассмотрим приемы, которые применимы в общении с дошкольниками.

Прямое порицание — самый известный и популярный прием педагогического воздействия в ситуации негативных проявлений поведения ребенка. Иногда этот метод — единст­венно возможная реакция взрослого на однозначно неприемле­мые проступки. В любом случае порицание должно быть хо­рошо продумано и выражено непременно в корректной форме, с обязательным использованием необходимых форм вежливости:

«Делаю тебе строгое замечание!»,

«Пожалуйста, не надо мне грубить!».

Игнорирование речевой агрессии, нежелательных дейст­вий ребенка, если они не несут непосредственной угрозы ему и окружающим, предполагает, что взрослый не реагирует на грубость, демонстрирует внешнюю незаинтересован­ность. Механизм действия этого метода достаточно прост: часто общение в конфликтной ситуации строится по прин­ципу «Он мне — слово, а я ему — десять». Так возникает словесная перебранка, каждый участник которой стремится оставить за собой последнее слово. Игнорирование же представляет собой альтернативную коммуникативную тактику, которая оказывает психологическое воздействие на «агрессора» (эффект неожиданности) и разрушает его «негативный сценарий» (эффект обманутого ожидания).

Переключение внимания. Иногда следует попытаться изме­нить враждебное настроение ребенка или отвлечь его от выпол­нения нежелательных действий. Основные способы переключе­ния внимания: предложение игрушки, перевод разговора на другую тему, неожиданный вопрос, необычное задание, интересная игра.

Метод проецирования положительных личностных качеств и поведенческих реакций. Зная сильные стороны личности ребенка, взрослый в определенной ситуации актуализирует (озвучивает, словесно обозначает, публично напоминает) эти качества или выражает провокационное сомнение, намеренно задевая самолюбие ребенка, бросая ему вызов (способ подзадоривания). Возможные формы таких высказываний:

  • напоминание «Ты же умная, взрослая, терпеливая, способная девочка!».
  • выражение удивления, сопоставление достоинств ребенка с его негативным поведением: «Неужели это говорит наш Миша?», «Ну, Миша, никак не ожидала от тебя такого!».
  • выражение разочарования: «Мне стыдно за тебя!», «Тебе, наверное, трудно проявить терпение и выдержку!».

Целенаправленное использование положительных оценочных высказываний. Словесная демонстрация искреннего одобрения, выражение заслуженной похвалы способствуют созданию положительной атмосферы общения, не допускающей речевой агрессии. Формами положительных оценочных высказываний могут быть:

  • традиционное выражение похвалы, поощрения «Хорошо!», «Молодец!», «Умница!».
  • обращение к прошлым успехам детей: «В прошлый раз вы отлично поработали!».
  • выражения согласия, одобрения, поддержки «Мне нравится, как Миша выполнил это задание», «Полностью с тобой согласна!», «Отличный вопрос!».
  • цитирование наиболее удачных (интересных, точных, оригинальных) высказываний, ответов детей.

Прием смены ролей — моделирование ситуации, в которой «агрессор» оказывается на месте «жертвы», с целью добиться осознания неправильности поведения через эмпатию, что позволяет избежать словесного давления, сделать общение с ребенком дружески равноправным.

Варианты словесной реализации: «Значит, ты хочешь, чтобы игрушки убирал кто угодно, только не ты?», «А тебе самому было бы приятно услышать то, что ты сейчас говоришь мне?», «Представь себе, что ты оказался на месте...» и т. п.

Юмор, шутка. Установлено, что юмор несовместим с яв­ной агрессией и может использоваться как быстрый и эффективный способ единения участников общения. Однако шутка — весьма сложный прием, требующий высокого уровня речевой подготовки, умения быстро и нестандартно реагировать на реплики ребенка. Шутки неприязненного и оскорбительного содержания обижают ребенка и провоцируют его на ответную речевую агрессию.

Красноречивое молчание — молчаливое, подчеркнуто невозмутимое выслушивание агрессивной детской речи, иногда подкрепляемое приемом самообрыва речи: резко прерваться в ответ на негативное действие или высказывание ребенка, сопровождая паузу выразительным взглядом, многозначи­тельной позой. Данный метод (в зависимости от индивиду­альных особенностей ребенка и степени выраженности словесных агрессивных проявлений) хорошо сочетается с по­следующим — порицанием, переключением внимания, проецированием личностных качеств, приемом смены ролей или шуткой.

«Выпустить джинна» — не прерывая и не комментируя, позволить ребенку выразить свои негативные эмоции, дать возможность полностью выговориться, после чего спокойно и не торопясь обсудить ситуацию. Возможно сочетание этого метода с последующим «окультуренным воспроизведением» — перефразированием в более корректной форме: «Я поняла, что ты хотел сказать то-то и то-то», «Наверное, ты имел в виду...».

Преимущества этого приема в том, что последнее слово всегда будет за взрослым, есть возможность разрядки эмоционального напряжения и на­личие времени на обдумывание ответной тактики общения.

«Если не можешь чему-то противостоять — возглавь это». Суть метода, используемого в ситуациях, имеющих скорее ха­рактер увлеченности игрой, баловства, дурачества, чем насто­ящей агрессии, заключается в намеренном усилении негатив­ного поведения, доведении его до высшей точки или в утри­ровании до абсурда: «Давайте вместе покричим! Спорим, я громче умею? Ну, еще громче! Еще!..» и т. п. Возможны два варианта развития ситуации: либо неожиданное разрешение недозволенного и участие в нем самого взрослого вызовут удивление, смущение детей, и негативные реакции утихнут сами собой, либо страсти усилятся и, дойдя до «точки кипе­ния», изживут сами себя.

Частичное согласие (метод «Да, но...») — внимательно вы­слушать и принять претензии ребенка; по возможности час­тично удовлетворить их, но в целом сохранить основную линию требований. Варианты речевых конструкций: «Хорошо, мы пойдем в цирк! Но сначала ты съешь кашу и уберешь игрушки», «Ладно, ты можешь играть еще десять минут, но потом сразу надо будет ложиться спать. Договорились?», «Да, Сережа поступил плохо — он тебя ударил. Но ведь ты же сам только что отнял у него машинку! Так что вы оба виноваты и должны помириться».

Привлечение союзников — заручиться реальной или во­ображаемой поддержкой окружающих из числа детей, род­ственников, знакомых или просто оказавшихся рядом людей. Примеры речевых клише: «Не кричи, пожалуйста, — на тебя уже тетя смотрит!», «По-моему, ребята не одобряют тебя. Правда?», «Папе бы очень не понравилось то, что ты гово­ришь!»

Апелляция к жалости — при оценке конфликтной ситуа­ции акцентировать внимание не на проступке ребенка или его агрессивных высказываниях, а на собственном эмоциональ­ном состоянии (огорчение, дискомфорт, стыд). Соответству­ющие словесные клише: «Ты делаешь мне очень больно!», «Твои слова меня очень огорчили!», «Пожалей меня, пожа­луйста». Это достаточно эффективный прием в процессе об­щения со старшими дошкольниками.

Самонаказание — предложить ребенку самому придумать себе наказание за проступок, как бы передоверить ему собст­венную карательную функцию: «Ты же любишь справедли­вость во всем. Вот и придумай себе наказание за...», «Как бы ты сам поступил с человеком, сделавшим то-то и то-то?».

Можно даже заранее — в игровой форме, но самым серьезным образом — предложить ребенку составить список таких самонаказаний и правил общения и далее следовать им в конфликтных ситуациях. Основные требования: не должно быть физических наказаний и наказаний трудом, не должны унижаться достоинство, личность ребенка.

Убеждение — прямое разъяснение необходимых правил речевого поведения, норм общения.

Выделим ряд требований, нарушение которых делает убеждение неэффективным или вызывает у детей активное неприятие, раздражение:

  • не разъ­яснять вполне очевидное (например, почему нельзя оскорб­лять другого человека)
  • лучше корректно напомнить «На эти слова я могу обидеться», «Мы же знаем, что это плохо»;
  • не морализировать отвлеченно: «Надо вести себя хорошо», «Нужно быть умницей»;
  • не убеждать в недоступном: «На занятиях всегда надо сидеть молча», «Никогда не надо ни с кем спорить»;
  • не повышать тон и не говорить излишне пафосно «Михаил, я до глубины души возмущена твоим ужасным по­ведением!».

Особую роль в предотвращении словесной агрессии играют средства речевого этикета. Русский речевой этикет предполагает:

  • косвенные выражения побуждения, просьбы: «Может быть, ты все-таки постараешься?..», «Стоит ли ругаться?».
  • употребление сослагательного наклонения «Хорошо бы нам...».
  • использование не очень сложного намека: «Мне трудно говорить с тобой в таком тоне», «Вы мне что-то сегодня совсем не нравитесь», «Тебя так на­учила разговаривать Баба Яга?».

Часто взрослые забывают о таком важном для дошкольни­ка элементе просьбы, как ее обоснование — разъяснение, то есть объяснение того, для чего необходимо выполнение или невыполнение какого-то действия. Это делает выполнение просьбы более осознанным и комфортным.

Особое место в ряду средств устранения бестактности, агрес­сивности речи занимают более мягкие слова или выражения вместо грубых или непристойных. Например, «человек, который поступил неправильно» вместо «дурак», «неправ­да» вместо «вранье», «не разговаривай» вместо «закрой рот».

Со стороны взрослого возможны также косвенное инфор­мирование, намеки: «Ты поступил непорядочно», «Мне плохо, когда вы говорите такие слова».

Использование при­ема «смены адресата» — проецирование речевой ситуации на третьего участника разговора: «Другой мальчик поступил бы в этой ситуации так-то...».

Итак, формирование, развитие и перевод в практический осознанный речевой план навыков эффективной коммуника­ции, не допускающей грубости, бестактности, целенаправлен­ное обучение умению предотвращать проявления агрессии слова — важнейший момент воспитания ребенка в семье и дошкольном учреждении.